О роли пуштунов
в Афганистане

      По числу этнических групп Афганистан занимает одно из первых мест на Ближнем и Среднем Востоке. Но ключевое значение имеют лишь пуштуны и таджики, составляющие более 60 процентов населения. Причем две трети из них пуштуны и лишь одна треть - таджики. И хотя немалую роль играют узбеки, хазарейцы, туркмены и другие непуштуны, в целом именно эти две этнические группы определяют общую этнополитическую ситуацию в стране. 
    Исторически таджики сформировались как народ оседлый, а пуштуны как оседло-кочевой. Отсюда локальная ориентация одних и гораздо более широкая других. И это несмотря на то, что социально-экономически таджики в целом более развиты. Исключение составляют лишь жители горных районов: Панджшера, расположенного к северу от Кабула, и Бадахшана, занимающего северо-восточный угол страны. Свое влияние на этнополитическую ситуацию, если не прямо, то косвенно, оказывают процессы среди зарубежных пуштунов и таджиков. Как известно, в соседнем Пакистане проживает больше пуштунов, чем в Афганистане, а в сопредельной Центральной Азии - столько же таджиков. 
     Вплоть до 80-х годов ХХ века пуштунов в Афганистане было примерно столько же, сколько всех непуштунов.
а зарубежные таджики не имели своего государства. Это также способствовало ведущей роли афганских пуштунов. Как преобладающая численность, так и общенациональные ориентиры определили их значение как объединителей страны. Когда же руль государства дважды переходил к таджикам, Афганистан распадался на отдельные районы. Так случилось в конце 20-х годов прошлого века, когда в Кабуле воцарился бывший разбойник, известный как «Сын водоноса», и в первой половине 90-х годов того же столетия, когда править в столице стали таджики из Панджшера и Бадахшана. 
  Несмотря на явное противоборство на вершине власти, пуштуно-таджикские взаимоотношения в целом не были враждебными. Дело в том, что в Афганистане огромным влиянием пользуются клановые, родовые, племенные институты, и на первый план нередко выходят именно они, а не собственно межэтнические связи. Стремившиеся к централизации пуштуны опирались не на склонных к обособленности сородичей, а на равнинных таджиков, объективно заинтересованных в едином экономическом и политическом пространстве. Именно поэтому столицу Афганистана в свое время перенесли из пуштунского Кандагара в таджикский Кабул. Одновременно таджики Панджшера и Бадахшана блокировались с теми пуштунскими и непуштунскими силами, которые противились централизации. 
   В прошлом пуштуны теряли ведущую роль в результате прихода к власти слишком радикальных для местного общества пуштунских сил. В первом случае это были «младоафганцы» (сторонники модернизации) во главе с эмиром Амануллой, во втором - афганские коммунисты (ядро которых составляли также пуштуны). Причем в своих попытках «перевернуть» афганское общество они напрямую опирались на советское военное присутствие. Оттолкнув от себя большинство как непуштунов, так и пуштунов, и те, и другие, в конце концов, потеряли власть, а пришедшие им на смену таджикские лидеры объединить страну не смогли. 
   Сложившаяся ситуация властно требовала возвращения пуштунам прежней лидирующей роли. Эту задачу выполнили в первом случае ополчения пуштунских племен, объединившиеся вокруг бывшего военного министра Амануллы - Надир-хана, во втором - в основе также пуштунское - Исламское движение «Талибан», объединившее под своим контролем 90 процентов территории страны. Единственной неподвластной им зоной остались Панджшер и Бадахшан. На этот раз восстановление пуштунами ведущей роли потребовало гораздо большего времени. Разрушение старых связей, увеличение в стране доли непуштунов за счет большей миграции в соседний Пакистан, возникновение на месте бывшего СССР в Центральной Азии новых независимых государств (в том числе Таджикистана), - серьёзно затрудняло возвращение прежнего «статус-кво». К тому же, став фактически правящей силой в Афганистане, талибы так и не получили международного признания, которого на гребне победы над местными коммунистами удостоились моджахеды из Панджшера и Бадахшана. 
   В результате массированного вмешательства США пригревший международных террористов режим талибов был свергнут. Рычаги государственного управления перешли в руки таджиков из Панджшера. Понимая роль пуштунов в Афганистане, на пост президента Вашингтон «провел» пуштуна, что отнюдь неравнозначно реставрации ведущей роли пуштунов. В целом ситуация в Афганистане сегодня по-своему уникальна - президент-пуштун вынужден сосуществовать с властью таджиков из Панджшера. Станет ли этот «тандем» стержнем столь необходимой Афганистану централизации, заменит ли он традиционную роль пуштунов, покажут ближайшие годы.      
                                                                                                                                                          
                                                                                                                                                                                                                                                                                                Александр УМНОВ