Суданский Наполеон

     После смерти религиозного лидера, как это обычно бывает с империями, созданными конкретным человеком, в государстве начались конфликты между военачальниками и духовными наставниками отдельных территорий и племен. Сын Эль-Хадж Омара Таля Ахмаду Секу Таль (1836-1897) унаследовал власть над империей Тукулер, которой управлял в 1864-1892 гг., а также - над королевством Сегу, которым правил на протяжении двадцати лет - с 1864 по 1884 гг. 

  Среди военачальников Тиджании Эль-Хадж Омара выделялся некто Самори Туре, или Алами Самори Лафья Туре. 

    Известно, что военное дело Самори Туре изучил, служа воином у клана Сиссе. Дело в том, что мать Самори в 1848 г. попала в плен во время междоусобной войны и Самори, чтобы вызволить ее на свободу, пошел на военную службу к хозяевам матери. Там он провел долгих семь лет, обучившись военному ремеслу, а затем, вместе с матерью, бежал из плена. Вокруг Самори стали собираться сторонники из числа представителей его племени. 
    В 1861 г. Самори создал собственную армию. Отряды Самори поставили под контроль территорию Сананкоро на Гвинейском нагорье, у реки Верхняя Мило. 

   Он был намного младше основателя тиджанийского халифата - на момент смерти Эль-Хадж Омара Самори Туре было всего лишь 34 года - он родился в 1830 году в селении Маньямбаладугу, что в юго-восточной части современной Гвинейской республики. В отличие от многих других представителей высших слоев тиджанийской империи, Самори Туре не был тукулером - он принадлежал к семье народности диула (дьюла). Дьюла долгое время играли одну из ключевых ролей в западноафриканской торговле. Объяснялось это тем, что представители небольшого народа (сегодня насчитывается около 790 тысяч дьюла) проживали преимущественно в городах и традиционно занимались ремеслами и торговой деятельностью. 

  Общаясь на языке, близком к мандинка, дьюла, будучи типичным африканским народом, вместе с тем подверглись сильной исламизации. Хотя Самори Туре в детстве ислам не исповедовал - он принял мусульманскую веру лишь в юности, присоединившись к движению ордена Тиджания. 

   Будучи, бесспорно, талантливым политиком, Самори Туре прекрасно понимал суть происходящих в современной ему Западной Африке процессов и стремился к созданию собственного сильного государства. Однако для того, чтобы установить и сохранить контроль над обширными территориями современного Мали, требовалось создание обученной и хорошо вооруженной армии. В отличие от многих других вождей и военачальников, Самори быстро понял все преимущества обучения солдат по европейскому образцу и вооружения армии огнестрельным оружием. Не зря он заслужил со стороны французских колонизаторов достаточно уважительное прозвище «Суданский Наполеон». 

В 1882 г. Самори Туре основал империю Вассулу на территории современного Мали. Численность его вооруженных сил в 1887 году составляла около 33-38 тысяч человек. Пехотные подразделения насчитывали в совокупности 30 000 - 35 000 человек, кавалерия - 3 000 человек, разделенных на эскадроны по 50 кавалеристов в каждом. На вооружении у подразделений армии Самори Туре появились казнозарядные винтовки, которые он приобретал в британской колонии Сьерра-Леоне. 

    Британцы, заинтересованные в ослаблении французского влияния в Западной Африке, охотно поставляли оружие Самори Туре, бывшему горячим противником французской колонизации региона. К тому же, империя Вассулу обладала значительными материальными ресурсами, поскольку в ее состав вошел район золотодобычи на стыке границ Мали и Гвинеи. Столица империи находилась в городе Бессандугу. Самори Туре носил титул «фаама», который означал «верховный главнокомандующий», и осуществлял не только религиозное и политическое, но и военное руководство государством. В 1881 г. под власть империи Вассулу попал город Канкан в верховьях реки Мило. Этот населенный пункт славился как один из центров торгового народа дьюла и был перевалочным пунктом в торговле орехами кола. 

Однако укрепление позиций империи Вассулу не нравилось французской колониальной администрации Сенегала, которая опасалась, что Самори Туре, усилив армию и заручившись поддержкой британцев, будет представлять опасность для дальнейших французских планов в Западной Африке.

    Поэтому французы предпочли перейти к активному противостоянию с империей Вассулу. В частности, французским командованием не только осуществлялось прямое давление на Самори Туре, но и велась обработка малийских немусульманских племен. Исповедовавших традиционные культы африканцев французы запугивали неизбежной исламизацией и жестокими расправами над неверными в том случае, если племена попадут под власть Самори Туре. 

 Антиколониальная война Самори Туре

    В 1881 г. французские войска атаковали армию Самори, штурмовавшую город Кенейра. Удивительно, но африканцам удалось разгромить французский отряд. Тем не менее, столкнувшись с выучкой и вооружением французской армии, Самори осознал, что победить французов будет совсем не просто. И обратился за помощью к Британской империи, предложив в 1885 г. сделать империю Вассулу протекторатом Великобритании. Англичане, опасаясь осложнений во взаимоотношениях с Францией, ответили отказом на предложение Самори Туре. 

  Тем не менее, поставки оружия империи Вассулу продолжались - хоть и негласно, так как англичане, боясь открытого конфликта с Францией, все же не желали ее усиления в регионе и стремились как можно дольше продлить конфликт французских колониальных войск с армией Самори Туре. В 1886 и 1889 гг. Самори Туре даже был вынужден произвести несколько территориальных уступок Франции. Тем не менее, французское руководство не желало на этом успокаиваться. 

   Самори Туре был вынужден отступить на восток - в районы Бандама и Комоэ, при этом используя тактику уничтожения продовольствия и жилищ при отступлении, чтобы французы не могли опираться на местные ресурсы. Однако отступление на восток стало препятствием к получению оружия из Либерии. Тем более, что в 1890 году англичане прекратили снабжение войск Самори Туре огнестрельным оружием, следуя подписанной Брюссельской конвенции. Одной из причин неудач Самори Туре был и отказ от сотрудничества с ним Ахмаду - сына Эль-Хадж Омара, правившего в собственном государстве Сегу. Ахмаду также вел долгое сопротивление французским колонизаторам. В 1887 г. Ахмаду, после продолжительного, но неудачного сопротивления, был вынужден подписать договор о протекторате с французскими властями, однако в 1892 г. Сегу все равно было взято французскими войсками. В конечном итоге, французским войскам удалось разгромить вооруженные силы Сегу. Ахмаду бежал на территорию султаната Сокото (современная Нигерия). Было уничтожено и государство Кенедугу, столицу которого Сикасо французы также взяли штурмом. 

   В марте 1891 г. началось наступление французских войск на город Канкан. Французскими подразделениями командовал полковник Луи Аршинар (1850-1932). Это был опытный и образованный офицер, получивший образование в знаменитой Политехнической школе и начинавший службу в полку морской артиллерии. За плечами Аршинара был опыт службы в Кохинхине (Французский Индокитай, ныне - Вьетнам) в 1876-1878 гг., а к моменту начала операции против Самори Туре он уже десять лет служил во французских колониальных войсках в Западной Африке. Именно он в 1890 году взял Сегу - один из крупнейших малийских торговых и религиозных центров. Поскольку французские войска, наступавшие на Канкан, были вооружены артиллерийскими орудиями, Самори Туре был вынужден отступить. Он перешел к партизанской войне, предпочитая изматывать французские подразделения постоянными нападениями. В июне 1892 года французский отряд под командованием полковника Гюстава Юмбера - заместителя полковника Аршинара, взял штурмом столицу империи Вассулу город Бессандугу. 

     В 1893 г. армия Самори Туре отошла на территорию северной части современного Кот-д-Ивуара, где продолжила сопротивление колонизаторам в меру остававшихся сил и возможностей. Однако никакой речи о восстановлении былых позиций уже не шло. 29 сентября 1898 года Самори Туре был захвачен в плен отрядом капитана Анри Гуро и сослан в Габон. 2 июня 1900 года, в возрасте 70 лет, Самори Туре скончался в плену от пневмонии. Однако память об этом удивительном лидере национально-освободительного движения не исчезла - и сегодня он почитается в числе национальных героев в Мали и Гвинее. Первым президентом Гвинеи в 1958 году, после провозглашения независимости страны, стал Ахмед Секу Туре - правнук Самори Туре. 

      Территория, оккупированная французскими колониальными войсками, в 1890 г. составила особое административно-территориальное образование - Французский Судан с центром в Каесе. В 1895 г. Французский Судан был включен в состав Французской Западной Африки, резиденция генерал-губернатора которой находилась в Дакаре. В отличие от английских колонизаторов, французы выстраивали на оккупированных территориях несколько иную модель управления. Во-первых, они не доверяли местной традиционной знати, поэтому и стремились к сохранению ее позиций и консервации традиционных государств (в отличие от Британии, которая сохранила многие феодальные государства и в Индии, и в Африке). Во-вторых, в управлении колониями участвовало большее количество французских чиновников, которые служили на уровнях вплоть до районного. Туземцы привлекались к работе в колониальной администрации и службе в колониальной полиции, однако французы отдавали предпочтение преимущественно выходцам из семей, не пользовавшихся прежде серьезным политическим влиянием. 

Туземное население французских колоний в Западной Африке нещадно эксплуатировалось и подвергалось жестоким репрессиям в случае попыток противодействия существующей колониальной системе. 

    Таким образом, Франция, преследуя цели расширения своей колониальной империи и ограбления народов Западной и Центральной Африки, уничтожила существовавшие на территории региона государства. Конечно, колониальная политика Франции имела и позитивные последствия, среди которых - внедрение в западноафриканских странах европейского образования и здравоохранения, строительство индустриальной и социальной инфраструктуры, в общем - глобальная модернизация местных обществ. Но, тем не менее, нельзя отрицать тот факт, что за столетие колониального господства Франции в регионе метрополия сумела активно использовать и природные, и человеческие ресурсы своих западноафриканских владений. Многочисленные войны, происходящие после окончания деколонизации, бесчисленные перевороты и мятежи, разгул насилия - все это в значительной степени является следствием политики колонизации и деколонизации. Соответственно, и поведение многих африканских мигрантов на территории Франции, которое по вполне понятным причинам выглядит неприемлемым для французского населения, в конечном итоге можно рассматривать и как «исторический ответ» бывшей метрополии за столетие хозяйничанья на территории африканского континента.
                                                                                                                                                                                                 Автор Илья Полонский